Скит Казанской иконы Божией Матери

Казанский скит в Муазене (современный вид)

Казанский скит в Муазене (современный вид)

История  создания монастыря относит нас к 30-м годам ХХ века  и тесно связана с жизнью архимандрита Евфимия (Григория Вендта) и Покровским женским монастырем в Бюсси-ан-От.

После окончания гражданской войны отец Евфимий оказался в эмиграции в Чехословакии. Там он работал сначала в шахте, затем получил возможность поступить в Политехнический институт в Праге и успешно закончил его. Но к этому времени он стал серьезно думать о монашестве. В 1930 г. он переехал в Париж и поступил в Свято-Сергиевский богословский институт. В 1932 г. Григорий Вендт был пострижен в монахи митрополитом Евлогием под именем Евфимия, в честь преподобного Евфимия Суздальского, собеседника преподобного Сергия Радонежского. Вскоре он был рукоположен в иеродиакона, а затем и в иеромонаха.

Монахини у колодца в казанском скиту.

Монахини у колодца в казанском скиту.

В то же время в Париже на улице Лурмель зарождалось «Православное дело» матери Марии (Скобцовой). Вокруг нее и отца Киприана (Керна) собралось несколько монахинь. В этой общине социальная помощь сочеталась с культурно-просветительной и религиозной работой, но не было настоящего монашеского духа. Поэтому в 1938, Евдокия и сестра Бландина (Александра Владимировна Оболенская) покинули общину и, стремясь к уединению, поселились в Муазене, в 70 км от Парижа, где был найден дом с участком земли, окруженный со всех сторон полями.  Митрополит Евлогий благословил основать там скит и назначил настоятелем о. Евфимия (Вендта). Храм устроили в подвальном помещении дома, освятив его в честь Казанской иконы Божьей Матери. Вскоре к ним  прибыли инокини: Дорофея, младшая сестра Евдокии, которой тоже удалось выбраться из советского Крыма, и Феодосия (Соломянская).  В таком составе маленькая община прожила всю войну – в большой нищете. Позже к общине присоединились инокини: Глафира (Кириади) и Таисия (Карцева), автор жизнеописаний русских святых, изданных ныне и в России.

В 1946 году скит разделился. Монахини Евдокия, Бландина, Феодосия и недавно поступившая монахиня Глафира (Кириакопулос) переехали в Бюсси, а монахиня Дорофея, иеромонах Евфимий и несколько новых сестёр остались в Муазене.

К ним стали приезжать пожить за небольшую плату пожилые люди, они принимали больных и за ними ухаживали. Летом уже не хватало комнат, и о. Евфимий уходил жить на чердак сарая в саду. Для гостей он строил небольшие деревянные домики. О. Евфимий дважды в день совершал богослужения, утром и вечером.

Архимандрит Евфимий (Вендт)

Архимандрит Евфимий (Вендт)

 В начале 1950-х годов о. Евфимий решил построить каменный храм в углу сада, у дороги. Он же стал автором проекта и строителем.  Никаких средств на постройку не было. Он попросил разрешения у хозяев соседних полей собирать камни после уборки урожая. Он накладывал камни на тачку и привозил к месту, где наметил постройку храма. Понемногу, сам замешивая цемент, он возводил стены. Однако из-за слабого здоровья он часто болел, и работа шла медленно. Потребовалось 20 лет, чтобы возвести здание храма.  Иногда приезжал помогать Иван Никандрович Байков, который потом стал священником в Биаррице. На исповедь к о. Евфимию приезжали о. Киприан, епископ Кассиан (Безобразов), о. Игорь Верник и другие.

Отца Евфимия вызывали в Бюсси в Покровскую обитель исповедывать, а также постригать новых монахинь. Так, он постриг мать Ию, мать Иларию, мать Иоанну, мать Иустину, сестру Иулианию и других. Неколько священников доживали свой век на покое в Казанском скиту: о. Михаил Фирсовский из Гренобля, о. Авраамий Терешкович из Розе, приехавший из Китая о. Александр Трофимов.

Умер о. Евфимий  в 1973 г.  и был похоронен в храме Казанской иконы Божией Матери в Муазене.

 В 2005 году деятельность скита была возрождена усилиями греческого иеромонаха Амвросия (Никовиотиса), выпускника Свято-Сергиевского богословского института.

Архитектура
Казанский скит в Муазене -Ле-Гранд

Казанский скит в Муазене -Ле-Гранд

 Архитектура скита – пожалуй, единственный пример отражения в русской православной традиции художественных принципов авангарда. По свидетельству очевидцев проект храма реально был задуман после войны, задолго до начала строительства Ле Корбюзье знаменитой католической капеллы Нотр-Дам-де-О (1950-55 гг.), перевернувшей традиционные представления о религиозной архитектуре.

Безусловно, облик здания скита определился ещё на уровне проекта, когда о. Евфимий, математик и богослов, ученик о.Сергия Булгакова, используя символику геометрических форм, замыслил воплотить в облике храма идеи «метафизической архитектоники», троичности Бога и творящих, «софийных» энергий. В архитектуре своей церкви о. Евфимий решил «взорвать нормы» традиционного храмостроения. В Истории сооружения храма (1970 г.), он признавался, что решение возвести столь необычную церковь было похоже на мистическое озарение, исходило от «Ангела» , что образ всего сооружения предопределил кривоугольный участок земли со сходящимися, косо усечёнными сторонами и наклонившимися внутрь стенами старого каменного забора. Именно в этом месте о. Евфимий увидел пространство алтарной части будущей церкви.

Фрески, выполненный иконописцем Григорием ( Кругом).

Фрески, выполненные иконописцем Григорием ( Кругом).

Церковь в Муазене представляет собою первую в практике православного зодчества бетонную конструкцию. Новая технология строительства наилучшим образом отвечала стремлению о. Евфимия средствами пространственной геометрии воплотить своё «архитектурно-математическое» и одновременно мистическое богословие. Стиль этого церковного здания не следует напрямую соотносить с каким-то из течений в архитектуре ХХ столетия. Скорее, речь может идти о собственном претворении его создателем разных зодческих идей: от русского средневековья до конструктивизма.

Даже в плане эта церковь не похожа на традиционную, представляет собою вытянутую неправильную трапецию. Алтарь, ориентированный на юго-восток, помещён между острым и тупым углами малой скошенной стороны, две боковые стены образуют однонефное внутреннее пространство храма, которое замыкает западная стена, поставленная перпендикулярно центральной оси.

В облике церкви прочитываются и образ духовной твердыни и идея «восхождения души» – от алтаря до купола и далее в небо. Общий объём здания составляют ломаные и кое-где наложенные друг на друга плоскости разного наклона, формы, цвета и фактуры. О.  Евфимий ( Вендт), обладавший тонким музыкальным слухом, сумел создать в своём храме отличную акустику.

Протоиерей Александр Шмеман заметил: «Поразителен храм, построенный почти собственноручно о. Евфимием, /…/ храм-эпифания

Комментарии закрыты